Сначала немного размышлений из серии «а зачем нужен внутренний контроль в государственных организациях»?

Начнем с банального примера так и не ставшего родным ФАУ «Главгосэкспертиза России». Смотрим вот сюда, ищем отчеты о результатах деятельности и смотрим на численность:

 Показатели Отчет 2015

Отчет 2016

На 01.01.15

На 31.12.15

На 01.01.16

На 31.12.16

Фактическая численность

873

1006

1006

1141

В т.ч. вспомогательный персонал

282

368

276

300

Согласитесь, преинтереснейше узнать, почему прирост вспомогательного персонала за 2015 год составил 30% (рост на 86 человек) и с чего это вдруг с 31.12.15 по 01.01.16 численность вспомогательного персонала вдруг стала меньше на 92 человека. Детально принципы искажения отчетности описаны здесь

Но это слишком высокие материи, службы внутреннего контроля и аудита нужны в государевых учреждениях хотя бы для банальной нормализации закупок. На этой странице есть общие наблюдения за государевыми службами внутреннего контроля и личный опыт.

Что получается из служб внутреннего контроля и аудита.

Даже не очень профессиональная служба внутреннего аудита из бизнеса могла бы помочь любой государственной организации. Но беда в том, что такая служба вряд ли может возникнуть (моя история очень нетипична, приводить не буду). Дело в том, что служба внутреннего контроля будет подбираться таким же образом, что и другие новые подразделения. А при подборе персонала в госучреждении главное – чтобы были все свои, на профессионализм внимания не обращается. Именно поэтому в государевых организациях возникновение эффективных служб внутреннего контроля / аудита маловероятно по следующим причинам:

  • один из принципов эффективного внутреннего аудита – независимость. Подход «свои», как минимум, ограничивает эту независимость;
  • «свои», как правило, не имеют опыта именно во внутреннем контроле / аудите. Уже минус;
  • наиболее близкое для чиновников – это внешний надзор за деятельностью чего-нибудь. Сами понимаете, что внутренний контроль и внешний надзор имеет примерно такую же общность, как птица-зеленушка и гриб-зеленушка. Тем не менее, строить внутренний контроль по образу и подобию внешнего надзора – традиционно;
  • с подбором даже рядового персонала будут сложности. Эффективные службы внутреннего контроля / аудита в государственных организациях не созданы, соответственно, толковых людей внутри системы просто маловато. А человек из бизнеса, скорее всего, не пойдет. Если добавить, что именно в государевых организациях будут какие-нибудь веселые требования типа необходимости наличия аттестата бухгалтера и опыта работы в конкретном типе организации – вероятность найти продвинутого внутреннего аудитора снижается почти до нуля. Кстати, дальше будет только хуже: скоро отделы кадров сделают обязательными требования о соответствии профессиональным стандартам. И потенциально разумные люди окажутся разбавлены большим количеством бухгалтеров с корочками внутреннего контролера им. регионального ООО «Бухучет и налогообложение».

Тем не менее – коллективы внутреннего контроля и внутреннего аудита создаются. Наблюдение за коллегами показывает, что эти службы полностью ориентированы на compliance-подход. Махинации с финансовой отчетностью в государственном учреждении – а кому потребуется исказить отчетность? С учетом того, что некоторая часть зарплаты выдается в виде материальной помощи, то есть даже явно лишние налоги никого не интересуют… Да, есть определенная тема с соблюдением бюджетного законодательства, но, IMHO, это скорее compliance. Эффективности никто не требует, а коррупция – почти всегда дело политическое и, если заказа нет, то ее никто и не увидит. Так как деньги не свои – пусть тратятся. А вот несоблюдение законодательства очень важно, потому что любые внешние проверяющие только на это и будут внимание обращать. На примере закупок: ФАС за нарушение законодательства может оштрафовать и массово штрафует. Для реноме уважаемых людей – нехорошо. А честный конкурс – это незачем. Причем до такой степени не обращают внимание и незачем, что в протоколах под реальным распилом можно встретить подписи начальника управления внутреннего контроля и аудита (см., например, закупки ФАУ «ФЦЦС»).

Кстати, интересна природа возникновения внутренних контролеров / аудиторов, ориентированных на compliance-подход. Если в бизнесе источником таких подходов являются аудиторы РСБУ (с МСФО проще, там все-таки есть суждения), то в государственных организациях – юристы. Ситуацию усугубляет следующее:

  • понятие эффективности будет категорически неприемлемым для большинства коллег. Все (!) собеседники спрашивали, на основании чего ты будешь делать вывод об эффективности, это же нигде не прописано! Ответ, что на основании опыта и широкого кругозора, с примерами, для большинства вопрошающих был неудовлетворительным;
  • совокупность фактов во внимание не принимается, нужно, чтобы каждый промежуточный шаг был доказан. Причем, сравнивая бизнес и госучреждение, в бизнесе бы за некоторые подборки выгнали бы с «волчьим билетом». А вот в государственном учреждении – не видят и все, нужны абсолютные доказательства (как в суде, см. сопоставление внутреннего контроля и внешнего надзора, идет именно оттуда). Методы Intelligence не в почете, увы.

Кстати, удивитесь, но служба внутреннего контроля приравнена по статусу и заработной плате к завхозу (то бишь начальнику хозяйственного отдела). Логика следующая: численность маленькая, следовательно, ни о каком статусе управления, не говоря о департаменте, речи не идет; подразделение вспомогательное – значит, оплата, как у вспомогательных подразделений. С учетом изложенного сами можете оценить эффективность среднестатистической службы внутреннего контроля / аудита в среднестатистической государственной организации.

В 2017 году Институт внутренних аудиторов развернул определенную активность по пропаганде внутреннего аудита как замене ревизионной комиссии. Потенциально это очень интересно. Но что я, что эксперт сайта, интересовались в процессе поиска работы вакансиями в государственных АО (что творится во всяких ФГУП – вообще страшно подумать). Не проходим: не можем сдать тесты по бухгалтерскому учету и налогообложению.

Личный опыт.

Как Вы поняли из вышеописанного, я явно не подходил в качестве идеолога службы внутреннего контроля в государственное учреждение. Собственно, и поступал я на должность заместителя руководителя службы внутреннего контроля ФАУ «Главгосэкспертиза России», однако в течение года с лишним исполнял обязанности, попутно сэкономив цать миллионов государственных рублей, за что даже был дополнительно премирован.

Ключевое достижение на этой должности – это не приведение в относительную разумность закупок (любой внутренний аудитор это сделать сможет), а согласование с Управлением правового обеспечения деятельности и закупок (кстати, не прикалывайтесь: это в бизнесе директор по закупкам и юридическим вопросам – редкость, в государственной структуре закупки – это на 99% юридические вопросы) основополагающих документов: положения о службе, положения о внутреннем контроле и регламента проведения проверок. Заняло это в принципе не очень долго, меньше года. Количество версий (а их было 18) обусловлено исключительно тем, что каждый раз принимал участие новый юрист, а свои предыдущие правки среднестатистический юрист уже за 2 недели не вспомнит, не говоря о 2 месяцах. Ну и отдел закупок (сами понимаете, положение о службе внутреннего контроля в обязательном порядке должен согласовать отдел закупок) сначала не участвовал, а потом активнейшим образом включился. Ситуация, безусловно, бредовая (положение о службе внутреннего контроля согласует отдел закупок с определяющим мнением), но делу не мешала, поэтому наблюдал как бесплатное шоу.

Однако начальник Учреждения (мой непосредственный руководитель) почему-то решил отдать уже согласованные документы бывшему прокурору, которая являлась его советником. Так вот, по мнению бывшего прокурора, всякие COSO ERM, COSO IC IF и прочие «три линии защиты» – «концептуально несостоятельны» и все документы необходимо переписать. Я, безусловно, тоже считаю документы COSO несовершенными, но вот прям концептуально несостоятельными – это перебор… Скорее даже наоборот. Обсуждать со мной это отказались, в т.ч. фразу «необходимо серьезно скорректировать сроки». Причем представления о том, как должна работать служба внутреннего контроля, у бывшего прокурора оказались достаточно странными. Например, планы мероприятий должна разрабатывать служба внутреннего контроля… Причина столь странного поведения лежала на поверхности – у бывшего прокурора был другой знакомый бывший прокурор, которого нужно было пристроить на работу. Странно, почему на эту должность не был номинирован ее сын, работающий в другом управлении, ведь зарплата-то больше. Ситуация в целом нормальная для госструктур: все свои.

Не поверите, но в итоге другого бывшего прокурора и назначили. Спустя почти полтора года поисков. Показателен послужной список этого человека 57 лет от роду: следователь военной прокуратуры (где, по собственным словам, в основном расследовал мордобой и гомосятину), районный прокурор в Тульской области (хвастался, что один раз закрыл одно дело аж шесть раз), следователь в Московской области (куда подался в начале 90-х за квартирой), немножечко в большом бизнесе, откуда его через полгода погнали ссаными тряпками ушел по собственному желанию, директор таксопарка (под управлением людей с таким опытом любой бизнес на конкурентном рынке рано или поздно развалится, что и произошло), а также начальник управления по надзору за саморегулируемыми организациями, куда его приняла на работу эта же самая бывший прокурор. Сами понимаете, именно такие люди вздымают на небывалую высоту эффективность и результативность деятельности и борьбу с коррупцией.

Новый начальник сразу показал себя выдающимся профессионалом. В первый день запросил у меня (в указанной последовательности) журнал инструктажа по ОТиТБ на рабочем месте, инструкцию по делопроизводству в службе (из двух человек) и приказы о выездах в командировки… Н-да, я ему подготовил перечень нерешенных вопросов и выложил все архивы в общий доступ… Наивный, чо. Еще восхитило, что человек не знал аббревиатуры СМР. Конечно, бывает, но заступил на работу не куда-нибудь, а в подведомственное учреждение Минстроя РФ… Кстати, откуда помню такие детали – поступил, как Арчибальд Арчибальдович из известного романа, то бишь свою судьбу понял сразу и, на всякий случай, стал эти детали записывать.

Комедия продолжилась несколько месяцев. Было очень интересно:

  • в плане работы на следующее полугодие про меня «забыли». То есть план работ есть, а работы для меня в нем нет;
  • оказалось, что я (то бишь человек, который когда-то довольно активно помогал пройти внешнюю оценку внутреннего аудита большой организации от Института внутренних аудиторов) не веду мониторинг исполнения рекомендаций. С моей стороны была большая таблица в Excel со статусами, текущими комментариями и сводными таблицами, а также регулярные записки о положении дел и предложениями пересмотреть, все ли из затеянного нужно. Со стороны оппонентов – выразительные придыхания бывшего прокурора-женщины и усиленное кивание бывшего прокурора-мужчины. Не удивительно, что против придыханий и поддакиваний верных людей всякие таблички в Excel не катят;
  • в продолжении предыдущей темы – начальник учреждения передал через нового начальника службы внутреннего контроля сомнение в наличии плана каждой проверки. Ага, то есть для сайта – сделал, а на работе считаю лишним и езжу по филиалам исключительно наобум, что вижу, то и пою;
  • абсолютно разумные документы моего авторства, связанные с работой (как-то записка про закупки блока ценообразования, записка про аффилированность участников закупок, представивших коммерческие предложения и т.п.) никому не направлялись, а мне было предложено жаловаться (sic!) в прокуратуру, счетную палату и вообще куда хочу;
  • служба внутреннего контроля начала резко дружить со всеми. Для отмены проверки достаточно было сказать «а нас уже год назад проверяли», для согласования всех дурных закупок одному из управлений начальнику этого управления было достаточно пожаловаться на меня в концепции «какой же я нехороший человек»;
  • принципиально изменились подходы к написанию документов. Необходимо было вручную выравнивать пробелы для переноса предлогов (причем если я это делаю с помощью сочетаний клавиш shift+enter, то сам начальник жал на пробел сколько нужно), исправлять 01 марта на 1 марта, прикреплять к отчету не только доказательства, но и всю рабочую документацию, ну и прочие наиважнейшие с точки зрения внутреннего контроля вещи;
  • новый начальник как-то совсем не дружил с современным информационным миром. СПАРК нужно было «устанавливать», в «1С:Управление персоналом», по его мнению, должны были быть должностные инструкции, Excel не знал от слова «совсем» (вообще, формула типа =ЕСЛИ(G5<F5;»Просрочено»;»Не просрочено») – недосягаемое мастерство для сотрудников внутреннего контроля в госструктурах, убедился лично на всех коллегах по службе внутреннего контроля). Понятное дело, что заказать себе билет на самолет для выезда в командировку оказалось чрезвычайно непростым делом, но помогала верная соратница;
  • я писал объяснительные за то, что отправил в СБ информацию о том, что у некоторых экспертов Главгосэкспертизы в собственности находятся конторы, которые являются проектантами, материалы которых рассматриваются в самой Главгосэкспертизе (!). Данная тема была представлена как «я без чьего-либо разрешения начал сбор персональных данных» (!). Как уже написал выше, в «1С:Управление персоналом» должны же быть только должностные инструкции, а, сами понимаете, Ф.И.О. с ИНН там быть не должно… ;
  • как честный человек, новый начальник при «серьезном разговоре» поинтересовался, а не надоело ли мне все вышеперечисленное?

Вершина новых веяний – регламент проверки из-под пера двух бывших прокуроров, где цель проверки – это проверка соблюдения законодательства и локальных нормативных актов. Причем почему-то оказались не учтены 9 из 10 принципиальнейших замечаний к моей версии. Документ итоговый не читал, но не удивлюсь, если там окажется, что по итогам проверки выдаем (прокурорское?) представление или, на крайний случай, предписание. А не читал потому, что все решили, что не нужно меня пускать на работу после отпуска, да и не пустили. Думаю, так ни одного коррупционера не выгоняют: изъяли пропуск, подняли в кабинет начальника управления безопасности и сообщили, что работать я здесь больше не буду. Компенсация оказалась меньше, чем при увольнении при сокращении штатов. Что прикольнуло – даже чекист на пенсии в глаза не мог смотреть и ерунду нес. Ну и ладно, все равно нужно было уходить, через 5 дней получил предложение в бизнес. А служба внутреннего контроля теперь состоит из идеологически верных и высокопрофессиональных людей, которые борются (буквально – разрабатывают механизмы борьбы) с рисками. Не шучу, именно борются, см. сайт и принсткрин на всякий случай (если заменят):

Совет для профессиональных внутренних аудиторов.

Вместо заключения – рекомендация для внутренних аудиторов / контролеров из бизнеса. Если Вас позовут работать в государеву структуру — нужно ли отказываться? Конечно, нет. Вопрос оплаты. Если зарплата устраивает – идите.

Хотя бы потому, что там Вы с вероятностью 99,99% столкнетесь с попытками тупо и нагло скоммуниздить деньги при проведении закупочных процедур. Методы борьбы очевидны, даже банальный СПАРК помогает на предмет выявления взаимосвязей участников конкурсов (в бизнесе, сами понимаете, года с 2010 СПАРК используется не для выявления взаимосвязей, а для оценки контрагентов). Экономия для государства 8-10-значной суммы легко достижима, моральное удовлетворение получите точно, ну и посмотреть на корпоративную культуру государственных структур как минимум интересно (люди с другой планеты).

Но помните о ситуации со мной. Ну или хотя бы с ГКНПЦ или внутренним аудитором одного из ФГУП.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.