Все совпадения случайны.

На этой странице приведены наблюдения о жизни в государевом учреждении.

О корпоративной культуре.

Как известно, в любой организации существует корпоративная культура, понятное дело, неформализованная. Здесь попробую привести несколько особенностей, которые меня, мягко говоря, удивили.

Первое впечатление – все нацелены на достижение «больших» целей. Безусловно, это здорово. Одна беда – при минимальном знакомстве с подходами к достижению этих самых целей видно, что исполнители совершенно не обращают внимание на такую мелочь, как эффективность. Нужно ли считать тушканчиков или же хрен с ними? А если посчитаем тушканчиков, то достигнем ли цели, для которой считали? Можно ли дешевле? Нужно ли быстрее? Может, лучше посчитать тушканчиков за 3 дня, но за 1 руб., а не за 2 дня и 100 руб.? Такими вопросами, скорее всего, задаются. Но тщательнейшим образом это скрывают. Во всяком случае, я частенько встречал искреннее недоумение на лице при обсуждении и непонимание, зачем что-то обдумывать: задача поставлена, путь виден, мы идем…

Следствием желания идти к цели является желание утвердить лично для себя план на самом высоком уровне. Можно вспомнить популярность дорожных карт, можно вспомнить государственные задания и пр. Для чего это нужно? Казалось бы, зачем инициировать государственное задание самому себе? Долго думал над ответом на этот вопрос. Есть два варианта ответов. Вариант первый – это один из способов обеспечить себе уверенность в завтрашнем дне (типа «нужен государству»), как подвариант – подтвердить свое участие в выполнении больших государственных задач. Вариант второй – это оправдание собственной неэффективности, а в некоторых случаях – банального воровства. Ведь если есть цель, то должен быть и бюджет на эти цели, а бюджет – это то, что можно поосваивать… Какой вариант правдивее, решать Вам.

Но в защиту второго скажу, что поведение тружеников государственных предприятий частенько напоминает поведение прапорщика: до обеда думает, что спереть, после обеда – как. Даже минимальные закупки любой ведущий специалист будет стремиться осуществить у «своего» поставщика. Даже на 100-200 тыс. руб. (то есть минералка оптом на треть дороже, чем в «Утконосе» — это нормально). Особенно запомнилась ситуация, что как только выяснилось (спасибо мне), что конкретная железяка должна быть обоснована и не закупаться у конкретного юридического лица – закупка почти сразу стала не нужна. Цена вопроса – два моих годовых дохода. Можете представить, какой соблазн возникает при плане закупки чего-нибудь на 1 млрд. руб. Судя по всему, соблазнами пользуются. Человек, всю жизнь проработавший на госслужбе и имеющий квартиру площадью 100-150 квадратов недалеко от Кремля, дачку с домиком площадью 5-6 соток (да, не участок, домик площадью 5-6 соток), машину за 5-6 млн. руб. – это нормально, корпоративная культура позволяет. В их глазах честно живущий человек – какой-то не очень способный (прямое заявление в отношении меня, на полном серьезе), если не сказать неудачник. Можно еще вспомнить некого г-на Шу, который пообещал не ограничивать оборот наличных.

Кстати, несмотря на определенную обеспеченность, мелкие траты работники государственных организаций стараются осуществить за счет государства: съездить на выходные – за счет организации (оформить командировку), помочь добрыми делами (например, монастырю) – за счет организации, покупка новых айфонов – за счет организации. Это, если что, для людей с зарплатой больше 1 млн. руб. в месяц.

И еще одна особенность службы именно в государственных структурах. Ни в коем случае нельзя признавать свои ошибки. Даже если они очевидны, виноваты все, кроме ответственного. Если скажешь, что ты сделал что-то не то – ты лузер.

О закупках.

Закупки чего-то сложного в государственной структуре – это полный пушной зверек. Причин несколько.

Во-первых, это необходимость следования законодательству. Увы, основа управления для любого государственного деятеля – это планы и отчеты. Соответственно, от учреждений требуется разместить детальный план закупок с конкретным указанием того, что закупаем, начальной максимальной цены договора и срока с точностью до месяца. При этом план нужно поддерживать в актуальном состоянии, то есть если будете закупать не в сентябре, а в октябре, если решили изменить начальную максимальную цену на 10% и более, если от закупки решили отказаться, если что-то потребовалось незапланированное и т.д. и т.п. – добро пожаловать в процедуру изменений. Количество макулатуры еще до начала конкурсной процедуры просто зашкаливает. В части отчетности – все отчеты (включая материалы конкретных процедур), должны размещаться своевременно. Казалось бы, ничего сложного. Но портал «Госзакупки» работает чуть лучше почты в отдаленном селе, количество профилактик и зависов просто зашкаливает. Даже в газетах об этом пишут.

Во-вторых, это коррупциогенность. Несмотря на строгость законодательства и необходимость исписывать страниц 100 бумаги даже на закупку в 1 млн. руб., принципиально государственная система закупок коррупцию не ограничивает. Если очень хочется, то можно. Собственно, есть замечательный сайт – www.zakupki.gov.ru, на нем все видно: берите любое учреждение, берите конкурсную документацию, анализируйте. Почти все крупные тендеры под кого-нибудь «заточены». Методология детально описана здесь и здесь. Кстати, все вроде понимают, что соблюдение законодательства не означает конкурентности. Даже Минфин. Однако, увы, ситуация не меняется, а становится все хужее и хужее.

Что еще очень интересно из личных наблюдений – это реакция на возникающие вопросы. Представьте, что в бизнесе закупщик приносит три коммерческих предложения от аффилированных лиц, и это выявляется хотя бы кем. Другой вариант – есть три коммерческих предложения на поставку чего-либо за 100 млн. руб. от организаций с выручкой за предыдущие периоды, не превышающей 1,5 млн. руб. Минимальное из наказаний в бизнесе, которые я встречал за это – серьезный разговор и обещание уволить, если что-то повторится.

Но в государственных организациях не так… Тебе на полном серьезе будут писать, что указание при регистрации одного номера телефона для юридических лиц не есть признак аффилированности в соответствии с законом о конкуренции, что в положении о закупках нет ни одного слова о том, что выручка организации не может составлять 1% от суммы запланированного контракта, а один раз даже принесли письмо о том (с подписью и печатью), что теперь Имярек И.О. не является участником данного общества (а является участником другого, от которого тоже «поступило» коммерческое предложение). Человеку за это не бывает даже морального осуждения, он же прав… А вот служба внутреннего контроля клевещет на добропорядочных служащих. Кстати, что странно: даже служба безопасности выбирает поставщиков именно так…

В-третьих, есть надзирающие органы. Казалось бы, все вместе надзирающие органы должно интересовать ограничение конкуренции да коррупция. Для исключения потенциальных негативных последствий можно разработать методологию по типовым случаям, поддерживать справочники начальных максимальных цен и т.д. и т.п. Ничего это нет, причем на момент написания этого опуса нет даже в проекте (исключение – ценообразование, но об эффективности государственной работы в ценообразовании см. другой сайт). Фактически единственным надзирающим органом является Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которую интересует только «во-первых», а ограничение конкуренции – исключительно по жалобам. И, если Вы неудачно попадете, то вашу организацию могут просто затроллить жалобами, процедура закупки при этом растянется месяцев этак на несколько.

Получается, что в государственных закупках, с одной стороны, коррупция ограничивается мало, а процессы замедлены сильно. Таким образом, наблюдаем традиционный результат государственного наведения порядка: недобросовестным людям никак не мешают, добросовестным ставятся палки в колеса.

Кстати, проводится множество семинаров про государственные закупки. Если Вы думаете, то там учат закупщиков хотя бы малой толики того, что написано на этом сайте – ошибаетесь. Ключевое – это соблюдение законодательства. Повторюсь, что сама коррупция никого не интересует, поэтому

Об антикоррупции.

Тема, безусловно, интересная и важная. Но реализуется – как всегда. Подробно описывать не буду, см. набор документов в предыдущей части воспоминаний. Количество документов, планов и отчетов растет экспоненциально, показатели тоже. Побеждена ли коррупция? Выводы сделайте сами.

Из наблюдений изнутри: никто не заинтересуется, а откуда, собственно говоря, у человека, всю жизнь проработавшего на госслужбе, все нажитое непосильным трудом. Главное – соблюсти срок подачи декларации. При этом не дай бог забыть указать счет в банке по неиспользуемой карте – вот это реальное нарушение. А откуда у тебя дом стоимостью в $10 млн. – это философское… Продал квартиру бывшей тещи… Точно так же деятельность по реальному повышению конкурентности закупок никого не интересует, главное – исполнение мероприятий антикоррупционного плана. Более того, каждый конкретный шаг, нацеленный на повышение прозрачности, может входить в противоречие с законодательством. Как думаете, что выбирают?

Об эффективности деятельности.

Общее наблюдение – неэффективность практически везде. Численность обеспечивающих подразделений по сравнению с бизнесом завышена не меньше, чем в два раза. Качество внутренних услуг по сравнению с бизнесом – никакое. Спрогнозировать ситуацию на два шага вперед практически никто не может (на 10 человек отъезжающих заказать 2 автобуса – это нормально). Результат – деньги улетают как в топку.

С учетом того, что руководство (бывшие чиновники) в бизнесе работало редко (опять же, даже если владело бизнесом, то бизнес загнулся. На мой взгляд – признак того, что методы управления не то, чтобы очень эффективные), то никакой бенчмаркинг с бизнесом никого не интересует. И когда говоришь о неэффективности, люди, мягко говоря, удивляются. А вот если нужен бенчмаркинг – сравнивают не с лучшими в бизнесе, а с другими аналогичными учреждениями, где совсем плохо. В итоге получается, что у нас как бы вполне хорошо.

При этом сотрудники на всех уровнях искренне считают работу напряженной и эффективной. На полном серьезе – работник хозотдела искренне говорил, что нужно заниматься не более, чем одной закупкой одновременно. Вспомните какого-нибудь менеджера по оборудованию и запчастям из Вашего отдела закупок. А на заседание закупочной комиссии можно не прийти, потому что занимаешься договором по столовой… Больше примеров приводить не буду, но первоначальный восторг остался даже через год наблюдений.

Кстати, не нужно думать, что в госструктурах получают мало. В моих наблюдениях – скорее наоборот, особенно обеспечивающие подразделения. Да, существует оклад, который не повышался за все время правления сами знаете кого. Но не менялся только сам оклад, менялись надбавки (у меня так было 190% за интенсивность и 10% за выслугу лет – это на втором годе службы). Кроме того, приняты выплаты в виде материальной помощи, премий и пр. При этом особенность выплаты премий даже для проектных людей – это выплата премии ежеквартально, как результат – даже, простите за мой французский, обосравшись с проектом (то бишь сделав 1/3 от функциональности, потратить 3 года вместо планового одного и превысив бюджет в 4 раза), именно с точки зрения выплаты – максимальная потеря будет ½ от квартальной премии, да и то, если будет. Можно еще добавить, что материальная помощь не учитывается в расчете среднего заработка (то есть когда пишут о том, что средняя зарплата чиновников за год – 100 руб., это совершенно не исключает того, что на карточку ему работодатель в среднем за месяц перечислял 140), для людей определенного уровня в госструктурах предоставляются всякие жилищные субсидии (в Москве – миллионов этак 7 руб. на каждого члена семьи) ну и т.п.

О логике работы.

В заключении раздела – о логике. Один из юристов на одной из предыдущих работ мне рассказывал, что юристы – очень системные люди, потому что им преподавали логику. Наверное, именно из-за того, что все логично, возникла присказка «два юриста – три мнения».

Так вот, логика решений в бизнесе и в государстве – совершенно разная. Попытаюсь объяснить на примерах.

Пример 1. Почему теология – это такая же наука, как и математика, взято отсюда. Из интервью с первым кандидатом теологических наук:

— Но когда мы говорим о научном методе — это, прежде всего, требование объективности, валидности, проверяемости исследования. Никакой догмат в науке не принимается на веру — он требует доказательств. Более того, если ученый в процессе исследования приходит к выводу, что его допущение неверно,— он отбрасывает его и признает ошибочность теории. А здесь, как я понимаю, существуют догматы, которые отбросить просто невозможно.

— Давайте посмотрим на геометрию: она тоже стоит на догматах, на аксиомах. Непроверяемых аксиомах, между прочим. Например, утверждение о том, что параллельные прямые не пересекаются…

— Я не большой специалист в области геометрии, но известно, что в работах Лобачевского параллельные прямые как раз пересекаются.

— Правильно, и поэтому мы выделяем работы Лобачевского в отдельную область геометрии. И когда мы работаем в этой области, мы принимаем ее предпосылки. Это не мешает работать там общими научными методами. Точно так же для правильного осмысления богословских текстов я принимаю предпосылки, определяемые Церковью и моей личной верой. И дальше работаю с этими текстами научными методами, как ученый.

Пример 2. Почему кандидатура Президента РАН должна быть согласовано с Правительством (взято отсюда).

Правительство финансирует данную структуру и должно иметь гарантию того, что глава будет следить за выполнением поставленных задач и правильно распоряжаться средствами.

Пример 3. Как писать слово пиГо:

А мне встречалось «пиГо»!

На расспросы ответили — мол, в устной речи говорят «в», а пишут «г», по примеру какоГо, толстоГо и тд. Поэтому «пиво» надо тоже писать через Г.

Короче, ровно одна мысль: никакой логики нет. То, что Вам кажется логичным, может быть разбито вдрызг на первой же встрече с первым же оппонентом. Взывание к окружающим – бесполезно, у всех логика такая. Чтобы корова меньше ела и давала больше молока, ее нужно меньше кормить и больше доить. Личные примеры не привожу, но, поверьте, человек из бизнеса говорит с чиновничеством на разных языках. Один коллега в ходе обсуждения одной из статей на LI отметил, что ему жаль госслужащих: «это как провести все жизнь в психической больнице и даже не знать, что существует жизнь «за стенами»» — категорически согласен. 

Итого.

В общем, жизнь государственной организации и бизнеса – это жизнь на разных планетах. Точнее, на одной, но если в нашем мире Земля крутится вокруг солнца, то в мире государственного управления Земля стоит на трех китах, а солнце крутится вокруг Земли. Поэтому при переходе из бизнеса в государственную структуру готовьтесь к перелету :).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.